3-я история усыновления

Image

Через несколько часов начнется SelfMama Forum. 29-ть полумарафонов позади. Насыщенный получился месяц.

Прежде чем закончится моя беговая миссия, хочу опубликовать еще одну историю усыновления и ответ на вопрос «Зачем помогать таким организациям как ИРСУ?» И очень хочу, чтобы вы ее прочитали.

«Я почему-то всегда знала, что смогу усыновить ребенка. Вот просто знала, что это будет естественно для меня. Я не преодолевала себя, мне всегда казалось это вариантом нормы : родить или усыновить, или и то и другое, так как первое удовлетворяет естественный интерес (биологический), а второе — какой-то другой интерес – но тоже вполне естественный (с социальным подтекстом что-ли…)

Так вышло, что я поздно стала «био»мамой. Наш старший сынок родился, когда мне уже было 37 лет, а когда мы были готовы продолжить процесс увеличения семьи,  вторая беременность задерживалась. Когда Петруднелю исполнилось 7 лет, муж поддержал меня в решении усыновить ребенка. Для него это было немного сложнее, но мне повезло : муж — человек открытых взглядов, живет без догм в голове.

Для нас все получилось несложно (говорю для тех, кто думает об усыновлении, но боится процесса). Бюрократия, конечно, имеет место, но в целом, нам не пришлось бороться с чем-то «непроходимым» (я всегда упоминаю, что согласовать перепланировку ванной в квартире для нас оказалось как ни странно сложнее, чем пройти процедуру усыновления).  Даже тот факт, что в этот период мы жили не в РФ, не сильно замедлил процесс. В течение двух -трех месяцев — все документы реально собрать и оформить, даже не торопясь. 

Получив на руки положительное заключение органов опеки, мы имели право обращаться в любые российские территориальные органы с вопросом ознакомления с анкетами подходящих деток. В нашем случае от принятия решения до получения заключения прошло меньше 5 месяцев.

Особенностью нашего плана был такой момент: мы изначально (в отличие от многих потенциальных усыновителей) планировали взять малыша не младше полутора – двух лет (не грудного). Именно моя работа на тот момент обеспечивала наш тыл  и позволяла находиться в комфортных условиях, то есть оставить работу, даже на время, я не могла, поэтому мы думали сразу же о подросшем малыше, которого можно определить в детский садик и/или оставить с няней. Конечно, в таком решение есть свои нюансы – мы знали, что возьмем уже настрадавшегося кроху, который прошел тяжелые испытания , но, с другой стороны, с медицинской точки зрения, после годика, многие органические диагнозы четче распознаваемы, и, напротив, что-то, что могло беспокоить в новорожденном, уже выправилось…

Для ускорения процесса, руководствуясь информацией форумов в сети, мы обратились в органы опеки соседних с Москвой областей, так как очередь в московский городской банк данных растягивалась на месяц. Для нас, живущих не в РФ – это было слишком долго и неудобно. Наши «требования» были минимальны: возраст от года, возможность сразу забрать, сносное состояние здоровья, и никаких предпочтений по внешности и полу.

В пасхальные детские каникулы (наш старший уже был первоклассником) переходящие в майские российские праздники в конце апреля 2011 года – мы все втроем объехали за 3 дня 4 соседних области, В Костроме, Калуге и под Тулой мы смогли увидеть  малышей.

Третий из четырех, кого мы увидели – был наш двухлетний «туляк» Максюша. Муж сразу же к нему что-то почувствовал, как только увидел на руках у няни, сказал мне: «Этот  — наш!» Макс был самый слабенький и беззащитный, со значительным отставанием от сверстников, он совсем не хотел с нами общаться, плакал, дрожал и тянулся обратно к няне, и в этом было что-то удивительно трогательное и волнующее: он вел себя «нормально» — то есть — был привязан к няне и не желал общаться с незнакомцами. Я читала и слышала, что многие «кандидаты» выбирают детей очень долго и смотрят малышей неделями и даже месяцами, для нас это оказалось неприемлимым — уже выбирая из двоих (был еще калужский малыш с неясным статусом по усыновлению), мы за 2 дня чуть не сошли с ума. Другие дети охотно шли на руки и смотрели так неотступно, что эти взгляды преследовали на и ночью. Прижимая малыша, мы ощущали его тут же своим, и в этот момент нам хотелось взять каждого…

Из-за откладывания несколько раз медицинского осмотра и оформлений, пришлось ждать еще 2 месяца, чтобы забрать Максюшку с собой, за это время папа наш несколько раз ездил пообщаться, сопровождал его на осмотрах у врачей. Мы со старшим находились в своей обычной учебно-рабочей рутине и ждали-ждали-ждали…

Максюше было 2 года и 3 месяца на момент переезда ДОМОЙ, а только что ему исполнилось 5 лет. Он веселый, доброжелательный, нежный, очень сильный и выносливый во всех отношениях малыш, сейчас свободно общается на двух языках, и немного понимает третий, освоил двухколесный велосипед, активно занимается скалолазанием с папой и братом. Очень странно предположить, что Макса могло бы не быть с нами…

Уверена, что такие организации как ИРСУ помогут в принятии решения тем, у кого есть желание, но имеются сомнения; да и тем, кто уже прочно укрепился в своем решении, но хотел бы узнать заранее о «подводных» камнях, подходах, уже проверенных на практике методиках. Я с большим энтузиазмом поддерживаю эту прекрасную инициативу и людей, которые работают в этом направлении!» Автор — Лена.

Мы собрали запланированную сумму, но вы еще можете помочь: http://planeta.ru/campaigns/4673

Большая часть собранных средств будет перечислена нами в ИРСУ.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s