Почему современный мир плох для нашего мозга. Часть первая.

aaeace76-cd7c-4ea3-b300-98fd6c11768b-2060x1488
В эпоху электронной почты, текстовых сообщений, Фейсбука и Твиттера, мы просто обязаны делать несколько дел одновременно. Но постоянная мультизадачность не идет нам впрок. В этой статье нейроученый Дэниел Левитин объясняет, как наша зависимость от технологий делает нас менее эффективными.
Наши мозги заняты больше, чем когда-либо прежде. Мы атакованы фактами, псевдо-фактами, пустым трепом и слухами, — и это все выдается за информацию. Постоянная необходимость выяснить, что необходимо знать, а что можно проигнорировать, очень утомляет. В то же время мы все делаем больше. Тридцать лет назад турагенты бронировали наши авиа и ж/д билеты, продавцы помогали сделать выбор в магазинах, а личные помощники помогали занятым людям с ведением их переписки. Сейчас мы выполняем эти задачи самостоятельно. Мы выполняем работу десяти разных людей и в это же время стараемся быть в контакте с собственной жизнью, нашими детьми и родителями, друзьями, карьерами, нашими хобби и любимыми ТВ-шоу.
Наши смартфоны стали похожи на швейцарские армейские ножи: словарь, калькулятор, веб-браузер, игры, календарь, диктофон, прогноз погоды, GPS, Твиттер, Фейсбук и фонарик. Они мощнее и могут выполнять больше действий, чем самый мощный компьютер в штаб-квартире IBM 30 лет назад.
И мы используем их все время, —  часть маниакального стремления 21 века впихнуть все, что мы делаем в каждую свободную минуту простоя. Мы набираем сообщения, когда идем по улице, перехватываем почту, пока стоим в очереди, и, обедая с другом, мы тайком проверяем, что делают в это время остальные друзья. На кухонном столе, в наших уютных и безопасных домах, мы пишем списки покупок в наши смартфоны, слушая удивительно полезный и информативный подкаст о городском пчеловодстве.
Но есть и ложка дегтя. Хотя мы думаем, что делаем несколько вещей одновременно, мы мультизадачны, — это прекрасное и крайне опасное заблуждение. Эрл Миллер, нейробиолог из MIT и один из мировых экспертов по распределенному вниманию, говорит, что наш мозг «не приспособлен для работы в режиме многозадачности». Когда люди думают, что они «многозадачат», — на самом деле они просто очень быстро переключаются с одной задачи на другую. И каждый раз когда они так поступают, их мозг платит за это. Нам кажется, что мы похожи на опытных жонглеров, ловко справляющихся с большим количеством шаров, в реальности же мы больше похожи на жонглеров-дилетантов, судорожно раскручивающих тарелки и мечущихся между ними в надежде, что выпавшая из поля зрения прямо сейчас — не упадет. Хотя мы думаем, что делаем очень много, ирония заключается в том, что мультизадачность делает нас гораздо менее эффективными.
Режим мультизадачности провоцирует выработку гормона стресса кортизола и гормона «бей или беги» адреналина, что приводит в избыточной стимуляции мозга и состоянию спутанного мышления и тумана в голове. Многозадачность приводит к созданию дофамино-зависимой петли обратной связи, положительно подкрепляя мозг в случае потери концентрации и постоянного поиске внешних стимулов. Хуже всего, что префронтальная кора реагирует на новизну так же, как младенцы, щенки и котята реагируют на разные блестящие штуковины, которые мы используем, если хотим привлечь их внимание. Да-да, ирония в том, что часть мозга, которая нужна нам для фокусировки на задаче, с такой легкостью выходит из строя и от задачи отвлекается.
Мы отвечаем на звонок, ищем что-то в интернете, проверяем почту, отправляем сообщение, — каждое из этих действий стимулирует центры в мозге, отвечающие за новизну и вознаграждение, что приводит в выбросу эндогенных опиатов (неудивительно, что мозг так к этому стремится), и совсем не способствует концентрации на задаче. Бессмысленный вкуснейший леденец для мозга!
Вместо того, чтобы достигать значимых и сложных целей  в результате настойчивых, целенаправленных действий, мы получаем блестящие звездочки за выполнение тысяч маленьких, засахаренных задачек.
В прежние времена, если зазвонил телефон в то время, когда мы заняты, мы или не отвечали, или отключали звонок. Когда все телефоны были прикручены к стене, у нас не было ожиданий, что все доступны в любой момент времени, — кто-то ушел на прогулку или находится в пути, — недоступность человека воспринималась нормально. Сейчас людей с мобильными телефонами больше, чем людей с туалетами. Это создало неявные ожидания, что вы можете связаться с кем хотите в то время, когда это удобно вам,  а не другому человеку; обязанность быть доступным. Это ожидание так глубоко укоренилось, что даже на встречах люди отвечают на телефонный звонок, чтобы сказать «Извините, я сейчас на встрече и не могу с вами разговаривать». Десятилетие или два назад, те же самые люди оставляли без ответа звонки стационарных телефонов во время встречи.
Даже сама возможность работать в режиме многозадачности плохо влияет на эффективность работы мозга. Глен Уилсон, бывший приглашенный профессор психологии Гришем Колледжа, Лондон, называет это инфоманией. Результаты проведенного им исследования показали, что наличие непрочитанного сообщения в почте, в то время когда вы концентрируетесь на какой-то задаче, снижает IQ на 10 баллов. И хотя люди приписывают много достоинств марихуане, включая рост креативности и уменьшение боли и стресса, хорошо описано, что канабинол (вещество, содержащееся в марихуане), активирует чувствительные к этому веществу рецепторы мозга и вмешивается в процессы памяти и нашей способности концентрироваться на нескольких вещах одновременно. Уилсон показал, что когнитивные потери от мультизадачности выше, чем когнитивные потери от курения травки.
Расс Полдрак, нейроученый из Стэнфорда, обнаружил при заучивании информации в режиме мультизадачности, новая информация отправляется в ошибочную часть мозга. Если студенты учили что-то одновременно с просмотром ТВ, то новая информация отправлялась в полосатое тело (striatum), — участок мозга, отвечающий за формирование условных рефлексов и новых навыков, но не
за хранение новых фактов и идей. Без телевизора информация отправлялась в гиппокамп (часть лимбической системы, участвующей в организации процесса памяти). Эрл Миллер из MIT добавляет: «Люди не очень умеют быть многозадачными. А те, кто так о себе говорит, — они заблуждаются». Это возвращает нас к тому, что мозг очень хорошо умеет обманываться на свой счет.
продолжение следует…
Оригинал публикации: http://goo.gl/VrmJOd

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s